Музыкальное любительство сегодня (из наблюдений)
Привлекая внимание читателя к феномену музыкального любительства, мы не претендуем на его исчерпывающее освещение. Нами будут рассмотрены лишь некоторые современные проявления любительства. Но именно в них видятся приметы грядущей цивилизации, которая станет цивилизацией просвещенного любительства. В начале - несколько уточнений.

- Любительство понимается нами как определенный вид культурной деятельности, в которой человек реализует себя как творческая личность за рамками основной профессии. Любительство как социокультурное явление образует целый пласт, который и структурно и коммуникативно противостоит профессиональному искусству. И в первую очередь - искусству европейской классической традиции.

- С другой стороны, любительство отличается и от обычного досуга с его установкой на пассивное времяпровождение. Оно в большей степени ориентируется на активное и творческое созидание. Тем не менее, любительство и досуг сходятся в двух моментах: 1)оба осуществляются в свободное время, 2)оба не являются способом материального заработка.

- Любительство имеет ярко выраженную гедонистическую окраску, любитель ценит момент удовольствия от своей деятельности, занимается любительством ради удовольствия. Это неслучайно: ведь понятие "любительство" происходит от слова "любить". Несомненно, и автор-профессионал испытывает в своей работе творческое наслаждение, но наслаждение это становится сопутствующим фактором созидания, тогда как для любителя этот фактор является определяющим.

- Существуют различные формы музыкального любительства: слушание и обсуждение музыки (в одиночестве или в кругу друзей-меломанов, во время отдыха или работы), ее исполнение (вечера, концерты клубной самодеятельности) и сочинение (самодеятельное композиторство, бардовское творчество). Одна из форм музыкального любительства это коллекционирование музыкальных записей: пластинок, кассет, компакт-дисков. Филофонисты образуют достаточно мощную когорту в армии других любителей. Современные коллекционеры-меломаны имеют огромные возможности для удовлетворения своих аппетитов, одно из приложений их энтузиазма - составление тематических коллекций и собраний. Благодаря упростившейся процедуре цифровой записи на компакт-диск (а это делается с помощью программы "NERO - burning room"), коллекционер в домашних условиях может изготовить любой диск или подборку по своему вкусу, причем, сделать копию на самом высоком уровне качества записи. Он может преподнести ее в подарок другу или близкому человеку, но может начать и коммерческое подпольное распространение своего "продукта". Любитель потихоньку перестает быть любителем и становится человеком, любительский опыт которого начинает приносить ему материальный выгоду.

- Поэтому следующая аксиома - любительство легко перерастает в профессионализм. А профессионализм является неотъемлемым атрибутом искусства. Уместно напомнить, что в английском языке понятия "art" и "folk" означают разные явления. В русской же языковой традиции понятие "искусство" распространяется на самые разные явления. Например, говорят о народном искусстве, об искусстве хирурга, полководца, спортсмена, шахматиста, инженера, летчика-испытателя. Как видим, отсюда совсем недалеко и до такого нонсенса, как любительское искусство.

Ограничимся строгим смыслом понятия, но, тем не менее, будем помнить, что природа искусства двойственна. Во-первых, оно сохраняет наследственную "память" о любительстве, которая отпечаталась в его глубинных слоях, что придает тому или иному художественному произведению особую естественность и шарм. В ходе эволюции искусство ассимилирует новые пласты любительства, смешивая признаки наследственные и приобретенные, в результате чего его общая генетическая структура становится сложной и многопластовой.1

Во-вторых, наряду с восходящим вектором существует и нисходящий. Так, скажем, современный городской фольклор, будучи продуктом любительства, находится под влиянием европейской классики.2

Бывают эпохи, когда сама классика начинает распространяться на "нижних" этажах культурного социума. Обнаруживая склонность к подобной демократизации, она постепенно трансформируется в своих наиболее популярных образцах в некий "мега-фольклор", который функционирует по всем правилам народной музыки. В результате этого встречного движения возникают многочисленные смешанные, переходные и полупрофессиональные формы, в которых невозможно разделить любительское и профессиональное, как невозможно разделить два отмеченных вектора: восходящий (от любительства) и нисходящий (от классики).

Вот почему в любительстве всегда присутствует амбивалентность: оно не только фактор порождающий, но и порождаемый, который возобновляется и обуславливается всем многообразием окружающей жизни и культуры и, прежде всего, "высокой" культурной традицией. Двойственная природа любительства придает процессам музыкальной коммуникации особую динамику, что позволяет осмыслить глубокое единство музыкальной природы и ее музыкальных видов. Было бы интересно рассмотреть процесс жанрово-стилевого "циркулирования" от любительского к профессиональному и наоборот. Это могло бы стать темой для самостоятельного исследования.

Любительство исторически видоизменялось. В ранних формах искусства оно, как и его тень - профессионализм, попросту отсутствует. Зародыши любительства возникают внутри форм ритуально-обрядовых, обиходных, игровых. Развитие устного профессионализма трубадуров и менестрелей в эпоху средневековых городов инициирует и развитие любительства - бытовое музицирование в домах аристократов и богатых горожан.3

В дальнейшем образуются различные варианты универсальной оппозиции: "простонародное - аристократическое" (эпоха Возрождения), "бытовое - художественное" (XIX век), "массовое - академическое" (ХХ век).4 И уже к началу XIX века водораздел между двумя культурными пластами проходит очень четко.

Несмотря на это, многие молодые национальные школы сохраняют тесную связь с любительством. Например, известна важная роль любительства и всей музыки быта в становлении русской музыкальной культуры.5

Для многих русских классиков - Даргомыжского, Балакирева и его молодых соратников - путь в музыку начинался с любительского музицирования. Более того, для некоторых из композиторов - Бородина, например, - музыка не стала профессией.6

Впрочем, для того времени это не было экстраординарным, как может показаться сегодня.

Многие великие композиторы и музыканты росли в семьях, где звучала бытовая музыка и где любили домашнее музицирование. Эта благорасположенность российской культуры к бытовому обиходу сохранялась достаточно долго - гораздо дольше, чем на Западе, чему способствовал общий барско-патриархальный уклад жизни, который сдерживал разрушение фольклорных и любительских традиций в городах и особенно городских окраинах. Благодаря этому, например, русский городской романс - яркое порождение любительства - благополучно пережил все метаморфозы за свою двухсотлетнюю историю, породив в ХХ веке столь разные жанровые явления как жестокий романс и авторскую песню, бард-рок и современный шансон.7

Если на пороге ХХ века казалось, что любительство - пройденный этап на пути к художественным вершинам, то со временем подобный подход начал вступать в противоречие с реальной социокультурной практикой. ХХ столетие (век "радио", "электричества", "телефона", "космоса") становится эпохой настоящего расцвета любительства. Возникают массовые любительские движения - спорт, туризм, коллекционирование, садоводчество, фотография, КВН и многое другое. Любительство наполняется духовным измерением, активно влияет на профессиональную деятельность.

В музыке соотношение художественно-профессионального и дилетантски-любительского напоминает "сообщающиеся сосуды", по которым циркулирует поток общих ритмов и интонаций. Музыка быта трансформируется и пародируется в партитурах академических авторов, а классика, со своей стороны, ассимилируется массовым слухом до такой степени, что многие классические темы становятся шлягерами, некой "поп-музыкой".

Возникают "музыкально-творческие" виды и гибриды, целиком обязанные подобному сближению: жанры "третьего пласта", джаз, рок, бардовская песня, полупрофессиональные образцы эстрады. Все они находятся на различных стадиях профессионализации. Так, если джаз, яркое порождение любительства начала века, все больше становится профессиональным, то рок находится, скорее, в начале аналогичного процесса, который уже обогатил его такими неординарными явлениями как арт-рок, барокко-рок, авангард. То же - и в авторской песне, где все больше ценится обработка материала аранжировка, умение владеть инструментом, вокальное мастерство. Если во времена Окуджавы и Высоцкого гитарное сопровождение не требовало более чем элементарного трехаккордового аккомпанемента, то сейчас не редкость изысканная и виртуозная гитарная партия, порой в духе джазовых или блюзовых гармоний.8

Складывается впечатление, что любительство изначально таит в себе потенции к совершенствованию. Особенно это видно на примере культур молодых, "пассионарных", развивающихся. Такой, в частности, стала культура североамериканского континента, возникшая на почве любительства как классический образец "третьего пласта".

Наиболее наглядно процесс трансформации любительства происходил в русле джаза, который из музыки бытовой, уличной и развлекательной постепенно становился музыкой клубной и концертной. Известно, что ранний ньюорлеанский джаз, звучавший на уличных парадах, был творением самоучек-любителей, вышедших из социальных низов (Бадди Болден, Кинг Оливер, Луи Армстронг). Но уже вскоре в джазе появляются фигуры первых джазовых "композиторов", которые повернули его в русло серьезного, профессионального искусства - Джелли Ролл Мортон, Бикс Бейдербек, позже Дюк Эллингтон и др.9

"Композиторская" линия впоследствии плодотворно развивалась в творчестве таких художников джаза, как Телониус Монк, Чарли Мингус, Джон Льюис, Сесил Тейлор, Чик Кория.10

Интересно, что гениальный самоучка Чарли "Берд" Паркер в конце своей недолгой жизни мечтал о создании крупных джазовых композиций, подобных симфоническим. Он углубленно изучал партитуры Вагнера, Брамса, Шенберга, мечтал учиться у Стравинского.11

В 50-е годы на смену джазовым самоучкам приходит поколение образованных профессионалов (Лени Тристано, Джон Льюис, Джерри Мэллиген, Гил Эванс, Дейв Брубек и др.), их усилиями создается так называемое "третье течение" ("third stream"), которое породнило джазовую импровизацию и сложные формы европейской традиции. Джаз начинает звучать в филармониях, в престижных концертных залах, его изучают в университетах, консерваториях и колледжах. Этот процесс в наши дни развивается и вглубь, и вширь, что заставляет нас все более скептически смотреть на перспективы любительства в джазе. Джаз прощается с любительством, сегодня он требует от импровизатора солидной эрудиции, владения различными джазовыми языками и "диалектами". Но, обретая высокие профессиональные параметры, джаз одновременно утрачивает что-то очень важное и существенное: непосредственность высказывания, жизненную силу, шероховатость. И очевидно, эта проблема не только джазовая.

Рок-музыка, в чем-то противопоставляя себя джазу, во многих аспектах повторяет его эволюцию "от простого к сложному", от фольклорного и самодеятельного - к профессиональному, от легкожанрового и развлекательного - к серьезному и концептуальному, от обиходного - к художественному. Так, переход от любительства к профессиональной деятельности - яркая примета становления классического рока в 70-е годы. Именно в это время на смену поколению самоучек приходят музыканты с профессиональными и художественными амбициями. Как правило, они выходцы из среднего социального слоя и общий культурный тезаурус их очень широк.12

Улично-стадионные группы, которые только еще недавно вдохновлялись примером Beatles и Rolling Stones, постепенно вытесняются коллективами, которые работают по законам профессиональной сцены (Pink Floyd, Led Zeppelin, Queen, King Crimson и др.), в рок-группе выделяется лидер, чаще он является автором и музыки, и поэтических текстов, как, например, Ян Андерсон в группе Jethro Tull. Не редкость и сотрудничество с профессиональным поэтом.

Аналогичный процесс десятилетием позже протекает в отечественном роке, создатели которого были инженерами, дипломатами, геологами, врачами, физиками, учителями, недоучившимися студентами, дворниками и кочегарами - всем, кем угодно, только не профессиональными музыкантами. Сегодня, по прошествии двух десятков лет, обстановка несколько меняется. Во-первых, отечественный рок-андеграунд утрачивает свой суровый облик и постепенно переориентируется на коммерцию, становясь доходной частью профессионального шоу-бизнеса. Во-вторых, обновляется и сам контингент за счет вливания в него музыкантов-профессионалов. Впрочем, сказанное не отрицает новых "эксцессов" любительства, особенно в русле "металла" и панка. Панк-рок, например, в большей степени сохранил "антипрофессиональную" природу и оказался в стороне от глобального процесса "артизации".

Профессионализация происходит и в поп-музыке, где вчерашние любители-самоучки быстро вырастают и становятся профессиональными авторами. Именно они делают погоду на современной отечественной поп-сцене (Вячеслав Добрынин, Леонид Агутин, Олег Газманов и др.). С другой стороны, отмечается приход в поп-музыку профессионалов из академической среды. Николай Басков и Анастасия Волочкова сегодня настоящие поп-звезды, которые выступают в концертах наравне с поп-звездами эстрадными.

Вообще любительство в нашей стране - тема особая. В советские времена любительское движение контролировалось на партийном и государственном уровне. В советские годы сформировался феномен "художественной самодеятельности" (некий гибрид любительства и профессионализма) и соответствующие ему социальные институты - клубы, дома и дворцы культуры. На деле чаще всего оказывалось, что подобное "художественное любительство" достигало такого высокого уровня, что становилось школой или трамплином для будущих профессионалов. Не случайно многие знаменитые музыканты и артисты начинали свою карьеру в кружках самодеятельности, хореографических и театральных студиях. Стремление подогнать самодеятельное любительство под более высокий уровень было столь соблазнительно, что на многие самодеятельные конкурсы и фестивали негласно собирались профессиональные силы. Когда на экраны страны вышел фильм Э.Рязанова "Карнавальная ночь", немногие заметили, что и художественная самодеятельность, и сам дворец культуры, где проходит новогодний карнавал, были смоделированы во-многом профессионалами.13

Сегодня музыкальное любительство существует в самых различных формах: от домашнего музицирования до занятий в кружках и студиях, от выступлений на смотрах самодеятельности до выступлений на телевизионных шоу типа "Утренней звезды". Широк и возрастной диапазон участников: хоры ветеранов труда и детские студии джазовой импровизации, студенческие театральные труппы и школьные вокально-инструментальные ансамбли. Но особый толчок получает неорганизованное, стихийное любительство.

Остановимся на одной из его форм, которая родилась буквально на наших глазах благодаря распространению компьютерных технологий. Явлению этому сопутствовало активное развитие Интернета, который спровоцировал настоящий всплеск любительства, в том числе и музыкального. Интернет открыл практически безграничное поле для творческой инициативы. Например, самодеятельное создание сайтов (тематических, новостных), персональных страниц и страничек, конференций и форумов. Не всегда в этих проектах можно отчетливо различить, самодеятельный он или профессиональный.

Связано это с тем, что Интернет меняет традиционную централизованную и, во многом, "теократичную" коммуникацию "от художника - к потребителю" (от композитора - к слушателю) и устанавливает более демократичные, горизонтальные или диагональные связи. В Сети нет "верха" и "низа", нет художника-мессии, который диктует свою художественную волю толпе. Формируется иная культура, во многом аналогичная постмодерну14. Она децентрализована, ее создатели нередко дилетанты-любители, порой, они анонимны (один из главных признаков любительства). Подобный характер коммуникации открывает безграничные возможности для общения, но, с другой стороны, придает ей некий холодок или оттенок иронии. Все это необходимо иметь в виду, говоря о новой форме любительства, связанной с новыми музыкальными технологиями.

Итак, компьютер и Интернет вызвали к жизни целое движение в области музыкального любительства. Речь идет о чрезвычайно широком увлечении современной молодежи компьютерными программами создания музыки. Как известно, компьютер давно стал привычным инструментом в студиях видео- и звукозаписи. В руках профессионала он применяется для записи фонограмм, аранжировок, звуковых дорожек к фильмам и заставок к телевизионным передачам. Программы MIDI позволяют озвучить любую сложную партитуру, помогая композитору выверить детали партитуры. Но нас интересует другое - то, как компьютер используется непрофессионалом, человеком, который без материальных побуждений пытается написать музыку для себя, для своих друзей или близких людей и, самое главное, испытывает удовольствие и радость от этого занятия.

Увлечение это сугубо любительское и охватывает большое число дилетантов, как сформировавшихся меломанов, так и меломанов потенциальных. Какую музыку они сегодня сочиняют с помощью компьютера? Отметим три основные формы: 1) простейшая примитивная музыка (танцевальная, чаще всего, в стиле "техно"), 2) песенные и танцевальные фонограммы с достаточно сложными аранжировками, 3) экспериментальная электронная музыка неприкладного характера. Формы эти приблизительно соответствуют трем возрастным группам: 1) подросток (до 16 лет), 2) старшеклассник или студент (от 17 до 25 лет), 3) молодой человек (25-30).

Автор знает таких людей, и общение с ними дало пищу для наблюдений о любительстве. Вот несколько моментальных "портретов" этих представителей: взрослый человек (не музыкант, но интересующийся самой разной музыкой), студент и старшеклассник - все они, осваивая музыкальную технологию, в разной степени проявляют свой любительский (или полупрофессиональный) энтузиазм в создании звуковых "конструкций".

1. Дмитрий (35 лет). Инженер-технолог. Несколько лет работал инструктором компьютерного класса в нижегородском Лингвистическом университете. Поклонник современной постпанковской музыки (Coil, Laibach, Skinny Puppy), также любит King Crimson, Клауса Шульца, Тома Уэйтса. Занимается конструированием музыки давно. Его композиции напоминают электронные "саундскейпы" Клауса Шульце. Друзья, которые слушают его музыку, добродушно воспринимают "этот гуд", считая увлечение Дмитрия причудой.

2. Антон (23 года). Студент консерватории. Музыковед. Уже несколько лет занимается компьютерной музыкой. Пробовал себя и в академической композиции. Пишет дипломную работу на тему "Музыкальные компьютерные технологии. Учебный курс для музыкальных училищ и консерваторий". Профессионал, но начинал как любитель.

3. Саша (16 лет). Занимается компьютерной музыкой целенаправленно. Учится в музыкальной школе. Общается с Антоном, и с его помощью освоил все основные компьютерные программы (Cubase, Cakewalk, Sound Forge, Cool Edit Pro). Работает в стиле техно.

Какие образцы музыки дает использование компьютерной технологии? Какие возможности она открывает перед любителем? Если знание теории музыки (и даже нотной грамоты) в этой области не обязательно,15должен ли человек ориентироваться в музыке и ее звучаниях?

Очевидно, звуковая фантазия здесь необходима, иначе это не будет творчеством. Но компьютерные программы предполагают лишь набор звуковых элементов, паттернов, сэмплов. В одних программах он шире и разнообразнее, в других более ограничен. Но в принципе все, что делает самодеятельный композитор, выполняется в рамках исходного материала.

На первый взгляд, это ограничивает возможности творчества. И у многих могут возникнуть сомнения относительно творческого характера деятельности в этой области. Кому-то может показаться, что комбинирование заготовленных блоков-паттернов, выуженных из тайников компьютерной памяти, не соответствует категориям "творческого процесса", "высокого искусства", "художественного воображения", "интуиции", а больше напоминает умозрительную комбинаторику. Но так ли это на самом деле? Во-первых, не стоит забывать, что творчество возможно и в такой сфере, так как наличие компьютерных программ создания музыки предполагает отбор, селекцию, то есть, критический и, конечно же, избирательный подход. Именно здесь должен быть преодолен изначально "неживой" характер компьютерной технологии. Если это действительно получается (что бывает, к сожалению, нечасто), то и "железный мозг" становится таким же послушным инструментом, как и любой другой музыкальный инструмент - со своими ограниченными возможностями в одном, и возможностями безграничными - в другом.

Во-вторых, нелишне напомнить, что первоначальный статус композитора был весьма скромным, и в его прерогативу входило не творческое созидание, сочинение новых произведений, а "составление", комбинирование или, в лучшем случае, перефразирование обиходных мелодий. Этот тип возрождается в массовой музыке ХХ века - в перефразировании джазовых "стандартов", перепевании старых мелодий в эстраде. Несомненно, мы сегодня возвращаемся к забытой творческой практике. И в этом возвращении любительство играет, чуть ли не решающую роль.

В третьих, и это самое главное, рассмотренная разновидность любительства в корне отличается от пассивно-развлекательных форм - релаксации под музыку, когда она превращается в фон для попутных занятий. По сути дела, мы сталкиваемся с созидательной формой самодеятельности. Хотя и она имеет свой минус - индивидуальный облик, излишнюю самоуглубленность.

Рассмотренная форма любительства не застрахована от профессионализации. Возможно, в скором будущем появится поколение компьютерных "композиторов", "саундмейкеров", звуковых дизайнеров и "пейзажистов", прокладывающих новые пути в конструировании музыкальных звучаний. Возможно и то, что большинство из них так и останутся анонимными, как это было с их предшественниками в далекие времена Гильома де Машо и Данстейбла и как это сохраняется по сей день в восточной культурной традиции. Смешиваясь с профессионализмом, любительство сформирует особый гибридный тип культуры, который на более высоком технологическом уровне репрезентирует культуру современного "третьего пласта". Новые любители, которые сегодня бурно самоутверждаются в русле электронной технологии - не являются ли они приметой надвигающейся экуменической цивилизации, на почве которой взойдут семена новой индивидуалистической культуры.16

Если это так, то сохранит ли эта культура память о том расцвете любительства, который наблюдают люди, живущие сегодня, в начале XXI века? Будущее покажет.

  1. Было бы интересно проанализировать следы этих влияний в творчестве великих композиторов, от Баха до Шостаковича. Структура стиля, рассмотренная под таким углом зрения, позволила бы по-новому взглянуть на эволюционно-генетические процессы европейской музыки.
  2. В одном из забавных эпизодов фильма "Шла собака по роялю" (режиссер В.Грамматиков) деревенская старушка поет мотив "Не слышно шума городского" на текст бородинской арии "О, дайте, дайте мне свободу" и при этом аккомпанирует себе на балалайке. Соединение трех жанровых пластов (бытового, классического и фольклорного) порождает комическую ситуацию.
  3. О чем пишет М.Сапонов, но, к сожалению, бегло (М.Сапонов Менестрели. М., 1996, с.24).
  4. Наверное, излишне напоминать, что внутри этих пар происходило интенсивнейшее общение. Взаимодействие "массового" и "академического", например, подробно рассмотрено в книге А.Цукера И рок и симфония. М.,1994.
  5. См. Б.Асафьев Кольцов и Никитин в музыке // Избр. Труды, т. IV, сс. 158-159; Н.Покровская История арфы. Глава "Любительство как явление русской музыкальной культуры конца XVIII - середины XIX вв." (http://harpa.newmail.ru/lection.htm).
  6. Интересно, что даже Римский-Корсаков, наиболее профессионально ориентированный "балакиревец", долго не решался публиковать свой "Учебник по гармонии", пока его не поддержал "европеец-профессионал" Чайковский.
  7. В ХХ веке возникли совершенно оригинальные жанровые миксты: романс-танго, романс-вальс, романс-марш (многие революционные и массовые песни имеют романсовые истоки, как, например, "Песня о Москве" Дунаевского).
  8. Даже блатной шансон наших дней начинает "облагораживаться": он звучит в респектабельных аудиториях, в аранжировки вводятся струнные, возникает совершенно нешансонное звучание.
  9. Дюк Эллингтон, например, не называл свою музыку джазом, предпочитая называть ее афро-американской, и одна из причин этого - желание разорвать "пуповину", связующую джаз с практикой любительства.
  10. Более подробно об этом автор этих строк писал в статье "Джаз на рубеже столетий" (сб. Искусство на рубежах веков. Ростов-на-Дону, 1999) , где рассматривались два типа джазового творца: синтезирующий композитор и интуитивный импровизатор.
  11. Woideck C. Charlie Parker. His music and life. Michigan, 1999.
  12. Поколение "наивных художников" (Джон Леннон, Боб Дилан, Джим Моррисон) сменяется поколением "художников мыслителей" (Питер Габриель, Ян Андерсон, Роберт Фрипп, Питер Хэммилл, Роберт Уайатт). Подробнее об этом см. в книге: В.Сыров Стилевые метаморфозы рока или путь к "третьей" музыке. Нижний Новгород, 1997. http://yanko.lib.ru/books/music/rock-style-surov.htm.
  13. Например, любительский джаз дворца культуры озвучивал джазовый оркестр Эдди Рознера.
  14. Последний предвосхищает интернетовскую "манеру": плюрализм, игровое отношение к объекту, повышенное коммуникативное начало и др.
  15. Практика электронной композиции дает возможность миновать традиционный путь нотной записи. Чаще всего "дизайнеры" синтезаторного звука обходятся без привычного нотного текста (см. "партитуры" Клауса Шульце).
  16. М.Эпштейн именует ее "прото-культурой". См. Протеизм. Манифест начала века ( http://www.emory.edu/INTELNET/virt_bibl.htm ).

Напечатано в сборнике: Любительство в художественной культуре: история и современность. Ученые записки ИУБиП, №2. Ростов-на-Дону, 2005.