Скопский хутор

Расколоть их было чертовски трудно. Умиротворенные лица, усталые глаза, седые волосы... Последователи одной из самых изуверских сект. Про Димитрия Кирилловича и Дарью Никифоровну латвийские газеты ' писали как о последних скопцах в Латвии. Последних?

Когда я раздобыл им портрет Кутузова (почитавшегося как тайный скопец; раньше он висел в их «кораблях»), они дрогнули: «Мы спросим у кормчего». Через две недели я записывал адрес. Путь предстоял неблизкий — в Латгалию.


Что мы знаем об этой таинственной секте? Идея самооскопления родилась с христианством. Иисус поучал: «Есть скопцы, которые из чрева материнского так родились; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали себя скопцами для Царства Небесного. Кто это может понять — пусть принимает» (От Матфея, глава 19). Там же: «Если рука твоя или нога соблазняет тебя, отсеки их; лучше войти в жизнь без руки или ноги, нежели быть ввержену в огонь вечный». Первым в 33 году оскопился александрийский священник Арий.

В России народ вспыхнул скопчеством при Екатерине II. «Пророк» Кондратий Селиванов учил спасать душу через борьбу с плотью, оскопляясь. Завлекали в секту уговором, деньгами, а то и выкупали детей у родителей. Главы общин («кораблей») были людьми состоятельными. В секту входили миллионеры, купцы, владельцы меняльных лавок, ювелирных мастерских.

Скопили так: «удесные близнята» (мошонку) отжигали раскаленным железом — это было «огненное крещение». «Снисходя к слабости человеческой», Селиванов разрешил каленый металл заменить на ножи, серпы, топоры... Но для кормчих «кораблей» «огненное крещение» было обязательно.

Это была «малая печать» («первая чистота»). Скопцы признавались: «Режь не режь, все равно хочется». И Селиванов решил, что необходима ампутация «ключа бездны»... Остававшийся на теле овальный шрам называли «царской печатью». Женщинам вырезали или выжигали раскаленной проволокой соски, большие и малые половые губы. А чтобы окончательно заглушить зов плоти, носили под одеждой медные кольчуги, устраивали «духовную баню» — бичевали себя цепями, выжигали кресты.

В 1760-е годы скопиться стали тысячами, и Екатерина II издает указ о борьбе со скопчеством (тогда они и бежали в Лат-галию, на землю Речи Посполи-той). За насильственное оскопление «паяли» каторгу на 15 лет. Церковь объявила секту еретической. Но к середине XIX века секта насчитывала 400 тысяч членов... то есть, пардон... последователей. В тайные скопцы зачисляли Суворова," художника Боровиковского и многих, многих аристократов, политиков,поэтов. Ходили упорные слухи, что в 1825 году Александр I, поддавшись убеждениям графа Селиванова, оскопил себя и пошел скитаться по свету под именем старца Федора Кузьмина...

Кормчий

Подворье возникло нежданно — из-за прикрытого леском поворота грунтовки. Лаял здоровенный кобель («Со всеми причиндалами», — автоматически отметил про себя). Вышел хозяин. Старик в целом оправдывал представления о скопцах: без растительности на лице, тонкий голос, морщинистая шея.

Внутри было чисто, но как-то неестественно неуютно. Потом я сообразил почему: пресно, ничем не пахнет — ни щами, ни скотиной. Такое впечатление, будто за стеной лежит обмытый покойник, тоже ничем не пахнущий. А скотину, похоже, тут не держат — ни свиней, ни кур. Лишь лошадь всхрапнула на конюшне.

Немолодая женщина в платке, с губами, поджатыми так, словно боялась, что вырвется лишнее слово, поставила нехитрый чайный прибор и крендели. С чего начать, я, собственно, не знал. Но вопросы «почему?», «зачем?», очевидно, и так читались на лбу. И старец Калистрат, как он представился, начал сам.

— За этим и согласился на встречу. Нашли Димитрия — ладно, но он вам мало что объяснит. Простоват. С чего же начнем?

— Вот вы говорите — скопчество. А как же продолжение человеческого рода?

— Словеса тех, кто уклоняется от чистоты не по небрежности, а по здравому суждению ума. Иные попечители вселенной так заботятся о чужих делах, что не хотят помыслить о своих, опасаются за род человеческий, а не радеют о

собственной душе. Тьмы тем ангелов служат Богу, и ни один не произошел по зачатию. Бог мог бы без брака создать людей, как создал первых. Не брак умножает наш род, а слово Божие, сказанное в начале: плодитесь и множьтесь, и наполняйте землю. Брак... Помог брак Аврааму, который после многих лет сказал: «Господи, что ми даси? Аз же отпущаю-ся безчаден». Удержись Адам и Ева от греха, не было бы недостатка в способе размножить род человеческий. Не девство уменьшает человеческий род, а грех и распутство — это показал Ноев потоп.

— Минуточку, но он же сказал: плодитесь.

— Да, когда природа неистовствовала, не в силах выдержать напора страстей. А что следовало заповедать? Проводить жизнь в воздержании? От этого только усилилось бы пламя — посмотрите, что делается в монастырях. Когда птица вскормит птенцов, то выводит из гнезда; если они еще слабы, то оставляет их на несколько дней, но не навсегда, а пока окрепнут крылья. Так и Господь указывал путь, зная, что мы еще неспособны, что наше падение произошло не по Его воле, а по нашей немощи. И оставил нас в этом мире, как в гнезде. Когда же выросли крылья добродетели, Он стал мало-помалу выводить нас из здешнего жилища. Мы как грудные дети, которых он не лишал молока, заставляя есть кашу...

«Твою мать! — подумалось. — С таким искушенным «орнитологом» на подготовленных им позициях не поспоришь. Что толку говорить ему о естественном отборе, когда сейчас половина физиков заговорили о Боге, да и сам Дарвин был верующим?»

— Я у амбара видел двух... э-э, братьев. Вы позволите с ними поговорить?

Зарекся хотя бы от тюрьмы

Он сидел, зажав ладони между колен, избегая смотреть в глаза. Молодой парень — на улице пройдешь, не обратив внимания. Старец оставил нас наедине для разговора, который не очень клеился.

— Ну, я вечно, и в школе еще, все с младшеклассниками больше дружил...

Короче, опуская все «ну» и «вот»: он чуть не попал в тюрьму. За педофилию. Высматривал детей, заводил с ними знакомства. Понимал, что делает, но не мог себя остановить. Пробовал знакомиться с девушками — без толку, никакого интереса, даже отвращение. Его уже пару раз задерживали, поставили на учет. Судьба висела на волоске. Врачи... ничем не могли помочь. И тогда он нашел другой способ. Наконец он поднял глаза:

— А что, лучше провести полжизни в лечебнице? По крайней мере, я чувствую себя нормальным человеком.

И, заметив короткую усмешку при слове «нормальный», не без вызова добавил:

— А если бы я сделал это, вы считали бы меня более нормальным?

Скопчество—сила, секс—могила

«Что, проспорили Калистра-ту? — А у этого, лет 45, глаза «смешные». — Не отчаивайтесь. И Толстой переспорить не мог. Вот я вам принес показать». Он

протянул томик воспоминаний Черткова с отчеркнутым местом:

«Скопец, оказавшийся искусным диалектиком, поставил Льва Николаевича в затруднительное положение:

Л. Н.: — Нужно прилагать усилие, чтобы воздерживаться от полового общения, в этой борьбе с соблазнами — задача жизни.

N (скопец): — Для простого человека, ваше сиятельство, ежели он здоров, это невозможно. Духоборы, с которыми я был в Сибири, говорили, что решили

жить целомудренно. И что же, через год в Якутске я видел много у них люлек.

Л. Н.: — Совершенным быть невозможно, но стремиться можно.

N.: — В таком случае скажите, не лучше ли освободиться?

Л. Н. (после того сознавался, что был озадачен): — Но в таком случае можно сказать: на что жизнь? Не лучше ли самоубийство?

N.: — Самоубийство — этого нам Христос не велел. Нужно страдать.

Л. Н.: — И тут воздерживася и страдай. Ведь если пьяница не напивается потому, что у него денег нет или поблизости нет кабака, то заслуга невелика. Нет, ты воздерживайся, когда есть возможность согрешить».

— Схоластика, — прокомментировал мой собеседник. — Получается, кабаков не надо закрывать, напротив.— они должны быть всюду, и каждый пьяница, имея перед глазами соблазн, сможет воздерживаться,

При слове «схоластика» я понял, что зря настроился на «разговор с умным дворником, слабо разбирающимся в классовой политике».

Учась в МФТИ, Евгений Николаевич зачитался Фрейдом. По Фрейду, «высшие достижения культуры, науки и религии основаны на позитивных результатах подавления человеческой сексуальности».

— Самые выдающиеся математики, физики. Эйнштейн, Вигнер. Врачи. Композиторы. Мне смешно, когда Чайковского обвиняют в гомосексуализме, не видя очевидного: он был сублимирован до предела. А что есть сублимация, как не психическое самооскопление. Причем — и я в этом абсолютно уверен — не всегда только психическое. А с

другой стороны — психическая деградация на основе неудовлетворенных желаний, сексуальных извращений. Об этом подробно пишет Григорий Климов. Большинство исторических потрясений — следствие половой ущербности «князей мира сего».

— Вы хотите сказать, что если бы Гитлер году в 23-м оско-пился...

— Стал бы художником. Он же разрывался между мольбертом и жаждой власти, к которой толкало его либидо. Понимаете, наше рациональное сознание не вмещает в себя животного сексуального инстинкта. Попытка следовать ему приведет к уничтожению общества, которое мы построили. Попытка подавить, не прибегая к радикальным средствам, — к уничтожению человека как нормального организма.

В 69-м он попытался разыскать скопцов,связался с духоборами в Ленинграде. Кто-то стукнул. Его поперли из комсомола и института. Но он уже встретил Капистрата.

— Кстати, вы заметили, ему 79 («Ого!» — подумалось.), а ум острый, как бритва. А почему? Почему вообще у византийских императоров первыми министрами всегда были скопцы? Почему обычный человек к 30, максимум 40 годам останавливается в умственном развитии, почему используется 10% нейронов головного мозга? А эн-дорфин, выделяемый при половом акте, разрушает мозг. Это же наркотик.

Когда он это понял, то решился «сесть на белого коня», как они говорят. До сих пор убежден, что если бы 10% человечества последовало его примеру, то проблема управляемой термоядерной реакции, к примеру, давно была бы решена. Правда, попытавшись пропагандировать эти идеи, тут же получил 7 лет лагерей.

— А вот вы учились в МФТИ...

— Понимаю. Почему я не Нобелевский лауреат? Ну и что? Про теорию торсионных полей Акимова слышали? А знаете, кто подкинул ему идею?

Судя по улыбке, вопрос был риторический.

— Напоследок вот что скажу. Вернее, Розанов скажет — философ такой был: «Я вполне уверен, что изумительная высота в них горизонтальных чувств, товарищества, братства, содружества достигнута именно через угаше-ние в себе инстинкта рождения, который переходит в жар духовных волнений. У образованных они выражаются в умственном, поэтическом и общественном творчестве, у простолюдинов — в радениях, пророчестве, ясновидении». Вот. А за род человеческий не волнуйтесь. У меня ведь у самого дочка... — и, увидев мое удивление, добавил, как показалось, не без грусти: — Я ведь «очистился» в 25. Все было...

Эпилог

Вопросов была еще масса. Как живут скопцы, сколько их, верны ли слухи о миллионных капиталах, сохранившихся с дореволюционных времен, что это за «ночные радения», правда ли, что они покупают детей у родителей, берут их на воспитание, чтобы?.. Но старец властным жестом прервал аудиенцию: «Вы уже достаточно узнали. А об остальном... наврите, если хотите». Еще чего! Станет врать корреспонт "СМ"! Будем копать сами.

Кон. ГАЙВОРОНСКИЙ
Рига - хутор Скопиничи - Рига
"СМ", 22 января 1999